Записи

PHENIX — Необычные цели и задачи PLM программы PHENIX

В прошлой статье по программе PHENIX мы разобрали организационный ландшафт и убедились в его сложности. Но кроме сложного ландшафта руководство концерна также ставит амбициозные цели перед программой PHENIX. При этом, подход к постановке целей и задач не похож на отечественные практики. Давайте разберемся подробнее!

eads_phenix

Читать/смотреть далее

PHENIX: 150 000 сотрудников, 170 площадок — непростые условия внедрения PLM в EADS

Всем интересно узнать побольше про PHENIX — уникальный в своем роде проект. И даже не проект, а программа PLM в EADS. Но информации на русском (да и английском) языке почти нет. Мы решили заполнить этот пробел!

eads_phenix

Читать/смотреть далее

База рисков PLM проекта: Вам заплатили? Вот вы и внедряйте!

Сотрудники некоторых предприятий относятся к проекту PLM как к проекту укладки кафеля. Кафель закуплен, узор в виде китайского орнамента со вставками из золотых слитков утвержден, все! После этого заказчику в совмещенном санузле не место.

 

Сложно представить, чтобы кафельщики просили заказчика опробовать санузел на каждой итерации, провести тестирование и подтвердить, что именно такую форму золотых слитков он хотел, запрашивали перед началом работ дополнительную информацию по влажности в помещении и механическим нагрузкам на кафель, проводили упреждающие обучения по рисованию на кафеле для детей и так далее. Гнать таких кафельщиков нужно! Им заплатили — пусть делают, и к нам пусть не цепляются! Если нам потом не понравится — будут переделывать и деньги заодно вернут.

 

Очень занятые люди

К сожалению, очень часто сотрудники предприятий не хотят вносить свой вклад в проект внедрения PLM, хоть режь. Нет, они не будут принимать участия в ОПЭ, потому что очень заняты. Нет, они не будут тестировать PDM решение без пошагового документа на пятьсот страниц, в котором их действия описаны с точностью до кнопки и длительности ее нажатия в секундах. Нет, они не поставят свою подпись под написанным с их слов документом, потому что сначала нужна подпись еще десятерых человек. Нет, они не придут на обучение по PDM системе, потому что, потому что, потому что. В этом никто не признается, но зачастую это связано с тем, что они не готовы брать на себя ответственность за свой труд и решения.

 

Конечно, на каждом предприятии есть 5-7 инициативных молодых людей, которые готовы вложиться в развитие, которым на самом деле интересно внедрение PLM технологий, которые готовы приложить усилия на благо проекта внедрения PLM. Но их мало, их авторитет невысок и им часто не позволяют этого делать старшие товарищи.

 

Как минимизировать этот риск

Поэтому, стоит заранее решить этот вопрос с руководством, менеджерами и инженерами. Решать его можно в нескольких аспектах:
  • Получить личные письменные гарантии от топ-руководства предприятия.
  • Добиться назначения молодого, энергичного и профессионального менеджера PLM проекта со стороны Заказчика.
  • Отдельно собрать и «зажечь» PLM проектом больше десяти человек ИТР моложе 35 лет.
  • В договоре на внедрение PDM/CAx явно прописать объем привлечения сотрудников предприятия и предусмотреть денежные штрафы за срыв привлечения.
  • Вести таймшиты участия сотрудников предприятия в проекте внедрения PLM.
  • На предприятии должны быть назначены премии за деятельное участие в проекте, в объеме не менее 50% общего размера премии.
  • Раз в две недели информировать всех сотрудников о ходе проекта с помощью стендов и рассылок.

Будьте начеку!

Не факт, что это даст эффект. Но вам необходимо знать о том, что сотрудники предприятия от рядового инженера до высшего руководства постараются давать вам максимум указаний и требований, но при этом постараются вовсе избежать своей части практической работы или максимально затянут ее по срокам.Виноват в этом будет подрядчик, внедряющий PLM технологии.Подрядчик тоже часто бывает не сахарный, но это не отменяет того факта, что сотрудников предприятия вовлечь в проект очень тяжело.

Сталкивались ли вы с такой ситуацией? Или описанная ситуация не встречается в жизни? Напишите Ваше мнение на нашем форуме.

Анатолий Суздальцев
Мы продолжаем цикл статей про риски в PLM проектах. Этот проект безусловно важен для отрасли. Если Вы хотите принять участие и описать риски, с которыми сталкивались в своих проектах, обязательно напишите нам.
Анатолий Суздальцев

Что предлагают PLM вендоры для решения интеграционных проблем при проектировании мехатроники? Часть 1.

Нас окружает огромное количество вещей, которые содержат в себе электронные компоненты и программное обеспечение. Мобильные и стационарные телефоны, планшеты, ноутбуки, вся бытовая техника, автомобили и транспорт, всевозможные бытовые и специальные датчики, системы обеспечения безопасности и доступа, кассовые аппараты, разнообразные терминалы и многое другое. «Просто железок» остается все меньше и меньше, и даже традиционные предметы, которые, казалось бы, уже завершили свое конструктивное развитие в прошлом или даже позапрошлом веке, тоже начинают обзаводиться электронной начинкой и неожиданным прочтением своих функций.

 

Все эти вещи попадают под категорию мехатронных изделий, то есть изделий, сочетающих в себе физическое воплощение — «железо», электронные компоненты, в том числе управляющую электронику, датчики, микроприводы, а также «софт» — программное обеспечение, которое управляет всем устройством.

Три независимых среды разработки — вызов актуален

Растет рынок, растет запрос на новые функции и разнообразие мехатронных изделий, растут потребности в новых продуктах, новых изделиях. Все больше и больше производителей и конструкторских бюро по всему миру сталкиваются с тем, что теперь, например, уличный светильник должен обладать датчиком освещенности, иметь солнечные батареи и аккумуляторы, а также самостоятельно отправлять сообщение эксплуатирующей организации при неполадках, с точным кодом неполадки и своими координатами.

 

Очевидно, что это несет в себе новые вызовы для промышленности: нужны конструктора новых специализаций, программисты, менеджеры со специфическим опытом и способностью находить общий язык как с конструкторами, так и с программистами. Новым инженерам нужны специализированные инструменты проектирования и разработки — системы проектирования электроники EDA (Electronic Design Automation), среды разработки ПО. Появляются новые поставщики компонентов, которые имеют другой уровень сложности и интеграции. Нужна новая конструкторская и производственная инженерная экспертиза. Единовременно перейти в новое качество невозможно, и в условиях недостатка опыта проектирование устройств новых поколений становится серьезным вызовом для предприятий, их менеджеров и инженеров.

s1_65843_75

При проектировании мехатронных изделий предприятия сталкиваются с тем, что фактически существуют три независимых среды разработки: MCAD (Mechanical Computer-Aided Design), EDA и отдельная от них среда разработки ПО. Все эти среды имеют собственную длительную историю развития и устоявшуюся идеологию. Эти идеологии не совпадают. В MCAD системах по большому счету все вращается вокруг дерева построения модели и состава изделия. В свою очередь, в EDA 3D модель объективно малополезна, зато важны обширные каталоги элементов, качественные алгоритмы компоновки и трассировки печатных плат, а результатом является по сути многомерная плоская модель печатной платы, имеющая большое количество ссылок и описывающая распределение и связи элементов из баз компонентов. В средах разработки ПО мы вообще сталкиваемся с продуктом не имеющем воплощения в физическом мире — с точки зрения инженера-конструктора программный код — это вообще чистая бесплотная абстракция, почти не привязанная к физическому миру.

 

Ситуация усугубляется тем, что у каждой системы существуют свои цели и задачи, свои форматы данных, а результаты работы не всегда могут быть сопряжены в одну модель изделия. Каждый развитый инструмент безусловно имеет также и соответствующую систему управления создаваемыми данными, например PDM (Product Data Management) и ALM (Application Lyfecycle Management) системы для механической и программной части изделия соответственно. При этом, для систем проектирования электроники EDA вообще почти не сформировалось определенного класса отдельных решений по управлению их информацией, а в силу идеологии EDA такой функционал начал развиваться внутри самих инструментов проектирования. Все перечисленные системы управления информацией этих инструментов тоже имеют колоссальные отличия, порожденные особенностями объекта управления (механическая конструкция, электроника, программный код) и сложившимися различиями в процессах управления данными — в софтверной компании и КБ бизнес-процессы обычно отличаются очень значительно.

Что предпринимает «большая тройка» PLM вендоров?

Ближе всего к объединяющей платформе на текущий момент находятся PDM системы основных отраслевых вендоров: Windchill компании PTC, Teamcenter компании Siemens PLM Software и Enovia разработки Dassault Systemes. Но все равно, говорить об этом можно только потому, что представить себе хранение, например, исходных кодов в PDM можно, а вот ведение состава изделия и его конфигураций в классической ALM системе — только в кошмарном сне. То есть мы просто имеем дело с меньшим из зол, которое пытаются использовать не по назначению, но творчески.

 

Вендоры PDM решений безусловно тоже сделали аналогичные выводы и постарались создать решения, которые бы сделали из PDM системы центр управления комплексной информацией при проектировании мехатроники. Что вендоры понимают под этим? В целом, стратегия всех вендоров более-менее одинакова. Во-первых, идеологическое ядро — это физический состав изделия. И это, наверное, правильный на текущий момент подход. По-крайней мере, другие концепции управления информацией об изделии пока не достигли нужного уровня зрелости. Во-вторых — максимальное использование уже имеющихся инструментов (процессы, модели данных, отчеты) для новых объектов (программный код, топология печатной платы). Разработчики PDM предлагают считать, что это примерно то же самое, что и деталь, но только без 3D модели. И в третьих — ведение справочных данных новых сред проектирования (ПО, электронных подсистем) предлагается вести по большому счету в обычных справочниках этих систем, возможно, немного кастомизированных.

 

Что я имею в виду. Если мы рассмотрим решения компании PTC, то увидим, что ее решение Creo позволяет создавать 3D модели печатных плат на основе импортированных из EDA даных, а PDM система Windchill позволяет управлять не только «механическим» составом, но и микрокодом, а также импортировать в состав изделия данные из BOM (Bill os material) печатных плат различных EDA систем (продукты Creo View ECAD, Windchill ECAD Workgroup manager и др.). Да, это безусловно уже намного лучше, чем ничего.

 

У компании Dassault systemes похожая концепция и поддерживающие ее решения ENOVIA Collaborative Design for ECAD. Интеграция атрибутов, импорт BOM, данных библиотек и далее по списку, все уже было перечислено, не будем повторяться. Весь этот функционал, как и функционал решений решений, предлагаемых PTC и Siemens PLM Software безусловно полезен, но не является концептуальным прорывом в области сквозного проектирования мехатроники.

 

По сути речь идет только о «хранилище», в которое превращается PDM система. Да, в ней хранятся данные из EDA и среды разработки ПО, но эта система все равно чужеродна для конструкторов печатных плат и программистов, которые продолжают работать в своей основной среде и только по требованию руководства время от времени выгружают данные в PDM, в котором не видят для себя смысла.

 

5 системных проблем

Создание и внедрение специальных комплексных решений для мехатроники отягощают следующие системные проблемы:

 

1. Сложность интеграции справочников. Механические и электронные компоненты имеют существенные отличия в модели описания, и не всегда встроенные справочники PDM систем, ориентированные на крепеж, трубопроводную арматуру и прочие стандартные и покупные изделия, имеют функционал для корректного описания элемента, нужного EDA (например, координаты контактных площадок). Вторым тяжелым на практике вопросом является корректное получение информации EDA системами из этих справочников — необходимо сложное интеграционное решение на стороне EDA систем. Мало того, даже если PDM система может импортировать данные, как, например, Teamcenter gateway for ECAD part library позволяет импортировать в Teamcenter Classification библиотеки Orcad CIS, Altium, Mentor Expedition DXDatabook, то все равно остаются открытыми вопросы по распознаванию элементов на импортированной в MCAD топологии печатной плате и сопоставлению их со справочником, а также корректная передача изменений в EDA, если таковые будут иметь место. Наблюдая существующие решения создается впечатление, что все это полумеры, и есть существенный дефицит концептуального видения нового процесса проектирования и требований к новому (а не немного кастомизированному) инструменту. 
 
2. Сложность интеграции процессов. Многие бизнес-процессы, например, управление требованиями, или тот же процесс внесения изменений на стадии проектирования может затронуть все три слоя изделия — и механику, и электронику, и программное обеспечение. Но работы по оценке и реализации этого изменения будут вестись в разных средах, из-за чего могут возникать процессные, организационные коллизии и коллизии конструкционные.

 

3. Разный уровень зрелости процессов. Если многие R&D подразделения софтверных компаний в СНГ активно экспериментируют с Agile и Kanban подходами к управлению разработкой, внедряется большое количество новых подходов, таких как TDD (Test Driven Development), Continious Integration, и практик (рефакторинг, парная разработка), то отечественные КБ поглощены толкованием догматики ГОСТ, ЕСКД, ЕСТД, которые, конечно, не вредны сами по себе, но могут натворить бед, если превращаются в карго культ.

 

4. Отсутствие сквозной экспертизы. Кадровый голод в инжиниринге в России сейчас чувствуется особо остро. Не будет преувеличением сказать, что в стране мало (и становится все меньше) не только специалистов со сквозной экспертизой, понимающих процесс и все аспекты интеграции мехатронных изделий, но и просто хороших специалистов в каждой из этих трех областей.

 

5. Форматы данных и обособленность групп. Малодоступность сквозной экспертизы, недостаточная техническая компетенция менеджеров, собственные закрытые форматы данных, формализованное управление на основе часто устаревших и очень часто чрезмерно бюрократизированных стандартов, а также недостаточное денежное вознаграждение труда инженеров однозначно подвигает группы специалистов обособляться по признаку специализации и конкурировать за ограниченные ресурсы КБ или предприятия закрыв свою экспертизу, изолировав себя и манипулируя всеми с помощью управления доступом к узкой экспертизе.

 

В целом это на 80%-90% совпадает с проблематикой, которую получила в своем исследовании Aberdeen еще в 2006 году.

 

Image1
Рис. 1. Mechatronic Product Development Challenges
 
Как можно преодолеть указанные проблемы? Очевидно, что простого решения на данный момент не существует. Я не могу на этом моменте щелкнуть пальцами и сказать «Используйте систему ХХХХХХ и она решит все ваши проблемы, потому что она основана на лучших практиках и так далее, и так далее». Объективно, такой системы пока нет. Windchill ECAD Workgroup manager и ENOVIA Collaborative Design for ECAD могут помочь вам качественно упаковать все данные в PDM системе, сохранить их от потери и предотвратить ряд системных рисков, но не предложит решения для интеграции процессов и интеграции справочных данных. Teamcеnter предложит очень большое количество различных концепций и отдельных продуктов в данной области, но недостаточная интеграция этих решений друг с другом и их тяжелый для восприятия интерфейс (встречайте конфигурационные файлы!) затруднят их практическое использование.

Напишите свое мнение на форуме!

Анатолий Суздальцев

Я приглашаю всех заинтересованных специалистов к созданию нового отраслевого процессного фреймворка. 
Пишите нам.

Анатолий Суздальцев.

 

При написании статьи использованы данные следующих источников:

 

База рисков PLM проекта: «Ваша система должна выходить в открытый космос без скафандра…»

Кто обычно является заказчиком PLM решений? Отдельное промышленное предприятие, холдинг, конструкторское бюро. Не секрет, что сейчас обрабатывающая промышленность в России находится не в самом лучшем состоянии. Все это сказывается на кадрах: к сожалению, многие предприятия не могут привлечь высококлассных специалистов в области внедрения PLM, так как не могут обеспечить им приемлемую оплату труда. Если даже в отчаянии они и находят деньги, то эти люди потом все равно уходят из-за атмосферы интриг, бюрократии, нереалистичных планов и конформизма. Быстро образуется замкнутая петля между низкой оплатой труда и недостаточной компетенцией. Это усугубляется тем, что в принципе специалистов в области PLM в России мало.

 

«Проектирование в полностью автоматическом режиме»

Несмотря на пробелы в компетенциях, работающие на предприятии люди искренне «болеют» за него. Если предприятие решило повысить производительность труда, чтобы вырваться из замкнутого цикла, решило вложить деньги в PLM проект, во внедрение PDM и CAD, то они безусловно приветствуют это начинание. Свою роль многие менеджеры на предприятии будут в этом случае видеть в том, чтобы
  • а) максимизировать результат проекта по внедрению PLM и выжать все из контракта,
  • б) не допустить отхода от сложившихся десятилетиями практик и процессов, чтобы случайно не разрушить построенное предшественниками из «золотого века» советской промышленности.

 

Все это вместе приходит к тому, что менеджеры предприятий заказчиков часто выдвигают к PLM проекту откровенно нереалистичные и абсурдные требования, которые с одной стороны направлены на «абсолютную» автоматизацию, вплоть до «проектирования в полностью автоматическом режиме», а с другой стороны — требуют перенести сложившуюся у них практику конструирования в систему буквально, в полном соответствии с ГОСТ, ТУ и СТП, с регламентами 70-х годов. При этом не анализируется — какой практический эффект даст реализация этих функций.

 

История из жизни

Например, на одном предприятии нефтяного машиностроения на протяжении десятилетий существовала сложная и чрезвычайно развитая система кодирования деталей. Человек, который знал эту систему, мог по коду детали очень многое рассказать о ней. Конструктора-старожилы признавали наличие разума у конструкторов-новичков только после того, как они овладевали этой системой.
Когда на предприятии начался проект PLM, они заявили, что в основным идентификатором объекта должен быть этот код. При этом очевидно, что после внедрения PDM любой сможет узнать намного больше информации о любом объекте не расшифровывая в уме код, а просто взглянув на атрибуты объекта. То есть на новом уровне технологий и процессов такой сложный код просто не нужен.
Команда проекта внедрения предложила генерировать произвольный уникальный восьмизначный идентификатор, что вызвало просто шквал возмущения. Инженеры, работавшие на предприятии несколько десятилетий, поставили ультиматум — или будет сохранена старая система кодирования, или они уйдут. Команда проекта была против, так как реализация нелинейного алгоритма кодирования, зависящего от множества не всегда формализуемых условий, серьезно удорожала проект без видимых преимуществ для работы инженера.

 

Эта история закончилась хорошо — руководство предприятия приняло волевое решение: новое обозначение детали перестало нести перенасыщенную смысловую нагрузку и стало просто уникальным набором цифр. От этого решения рабочий процесс нисколько не пострадал. Никто не уволился. Все сэкономили кучу времени и денег. Новичков стало нечем пугать, но этот пробел опытные сотрудники, видимо, скоро восполнят.

 

Чаще все заканчивается по другому: все — от инженера до генерального директора — хором требуют реализовать способ кодирования из 60-х годов, особый порядок сортировки элементов спецификации, историческую форму производственного плана. И команда проекта внедрения PLM, время и ресурсы которой не безразмерны, занимается этими задачами вместо чего-то более полезного — отладки сквозного процесса изменений, например, или настройки механизмов ведения технологического состава изделия. Ясно, что это драматически снижает шансы PLM проекта на выживание и успех…

 

Как минимизировать этот риск:

  • Руководить проектом внедрения PLM со стороны предприятия должен опытный менеджер, который раньше работал у вендора, реселлера или интегратора техническим специалистом и дорос там до менеджера проекта. Он лучше представляет себе возможности PLM решений и смотрит на процесс более трезво.
  • Подрядчик PLM проекта должен постоянно учить сотрудников предприятия. Все беды — от недостаточной квалификации. Чем больше люди будут знать о PLM, тем меньше у них будет странных вопросов и требований. Может быть они просто не знают что требовать от вашей системы?
  • Показывайте и требуйте показов PDM/CAx системы «вживую», делайте тест-драйвы для проверенных пользователей. Очень часто люди не представляют что внедряют до момента запуска в эксплуатацию. Покажите людям на живом примере, что внедряется обычный «бульдозер», а не «антигравитационный марсоход подводного базирования».
  • Подрядчику PLM проекта нужно научиться говорить заказчику «нет, потому что…».
  • Заказчику нужно всегда задавать самому себе вопрос: «если система будет это уметь, то…». То что? Сколько человеко-лет времени и миллионов рублей это сэкономит? Если же это просто кому-то «хочется», «так всегда делали» или «будет очень удобно» — отложите это на потом.
  • Оценивайте и обсуждайте каждое требование к внедрению PLM в рублях и рабочих днях. Должна быть четкая связь: чем больше требований, тем дороже.
  • Детализируйте требования к внедрению PLM на несколько уровней и моделируйте реальные ролевые кейсы (Use Cases, Варианты использования): кто, что делает в системе и что должен получить. Очень часто после этого абсурдность некоторых пожеланий становится очевидна всем.
  • Радикально сократите количество источников пожеланий и требований. Требования к PLM — это не письма к Деду Морозу.
  • Не бойтесь прямо отказаться от общения с конкретным неадекватным, агрессивным человеком. Прямо скажите об этом его руководству. Чем дольше вы его терпите, тем больший ущерб он наносит людям и проекту внедрения PLM. При необходимости — не бойтесь прямого конфликта с ним, иначе будет хуже.
  • Если вы видите полную неадекватность другой стороны — откажитесь от проекта внедрения PLM. Это предприятие просто пока не готово к проекту. Не нужно иллюзий, что вы скорректируете требования по ходу, наоборот — ситуация только станет хуже.

Не искажайте ожидания

Следует отметить, что данный риск редко реализуется без «поддержки» со стороны подрядчика. Как правило особо ярко встает эта проблема в том случае, если друг друга находят «два одиночества» — недостаточно компетентный заказчик и слабо разбирающийся в реальных возможностях системы менеджер по продажам у подрядчика. Такой сотрудник подрядчика для того, чтобы заполучить подписанный договор на внедрение PLM, соглашается почти на все требования заказчика без оглядки на команду. Если же команда указывает ему на концептуальные сложности в проекте, то он отмахивается от них, как от «перестраховщиков». Ну а после подписания контракта нереалистичные требования становятся проблемой команды, менеджера проекта и технического директора, но только не этого менеджера по продажам.

 

Сегодня вам позвонили и сказали деловым тоном: «У нас есть отличная идея — запустите наши трактора на орбиту Юпитера, чтобы они там убирали космический снег. Если вы согласитесь включить уборку снега на орбите в план проекта, то мы подпишем договор завтра — я обещаю!». Ну как, согласитесь? А ваш менеджер по продажам согласится? А начальник департамента? А директор?

 

А почему тогда соглашаетесь на «Автоматическую генерацию 3D-моделей деталей и сборочных единиц по изометрическим проекциям«? Сам видел подписанные ТКП на внедрение PDM (даже не к CAD!) от нескольких (!) крупных (!) российских ИТ компаний…
Есть ли такой риск в вашем проекте? Сталкивались ли Вы с аналогичной ситуацией? Поделитесь опытом на форуме.
Анатолий Суздальцев
Этой публикацией мы открываем цикл статей про риски в PLM проектах. Я уверен, что дискуссия на эту тему будет интересна и полезна всему профессиональному сообществу. Если Вы хотите принять участие и описать риски, с которыми сталкивались в своих проектах — напишите нам.
Анатолий Суздальцев